Дружба белый аист и человек

Старый Франчиск беспокойно бегал по двору. Он был очень взволнован. Утром 15 марта 2006 года он не увидел своей Узонкы. Она и раньше ненадолго отлучалась из дома, но теперь он почувствовал неладное. Вдруг он услышал за забором трепет крыльев, бросился на звук и застыл в ужасе. В его Узонкы, белого аиста, был сломан клюв, и она истекала кровью. Вскоре весть о том, что какой-то бессердечный человек покалечил аисты, облетела все село.

Тихая деревня Озун в уезде Ковасна, - типичный сельский уголок Трансильвании. Домики с высокими воротами, ухоженные сады, телеги с сеном или дровами, неповторимый запах свежескошенной травы и спокойные жители, далеки от городской суеты. Здесь и родилась Узонка. Назвали ее в честь деревни, в которой она появилась на свет. Узонка - белый аист, редкий вид, занесенный в Красную книгу. Приключения в ее жизни начались мрачным днем ​​осенью 2004 года, когда она выпала из гнезда. Родственники оставили ее, улетев в теплые края. Узонка еще не научилась летать и, оставшись одна, погибла бы от холода. К счастью, 65-летний Франчиск Каньяда, на доме которого свили гнездо аисты, нашел замерзшего птенец у забора. Сжалившись, он принес его домой и начал виходжувати.Франчиск, к тому времени уже вышел на пенсию, всю жизнь проработал плотником и частенько что-то ремонтировал в своем хозяйстве помогал соседям. Он не очень-то надеялся, что птица выживет, но сделал для нее все, что мог: покормил, смыв с нее грязь и перенес в теплое место, соорудив гнездо в сарае. Вскоре его подопечная окрепла так и осталась зимовать в старика. Франчиск был даже рад, что у него появился новый друг. Он приносил Узонке лягушек, достаточно кормил ее рыбой и кусочками мьяса.Узонка привыкла к нему и везде ходила за ним, а потом, превеликой радости старого, решилась посетить дом. Узнав о том, что старый Франчиск приручил аисты, соседи стали просить его показать им это «чудо». Ни один гость не являлся с пустыми руками, каждый приносил ей что-нибудь поесть, так что Узонка ни в чем не нуждалась. А люди смотрели на нее и радили.У следующем, 2005 году Узонка прославилась на весь уезд, поскольку ее включили в программу по мониторингу миграции птиц, проведенной румынскими и французскими орнитологами.Тамаш Папп, президент общества охраны птиц Milvus Group, искал трех белых аистов, чтобы прикрепить к ним передатчики, которые позволили бы ему проследить за миграцией пернатых в жаркие страны. Он уже нашел двух птиц, одна в уезде Муреш, а другую в Сибиу. Не хватало еще одной. Тогда он подумал о том, не обратиться к его коллег в Ковасне.Ласло Келемен, президент ассоциации орнитологов Rara-Avis, следил за всеми гнездами белых аистов в регионе, наслышан о Узонке, и, когда Тамаш попросил подыскать подходящую для мониторинга птицу, он проводил его до дома Франчиска. «Я уверен, что Узонка найдет свою семью и осенью улетит с родственниками в теплые края. И тогда ее можно будет проследить путь миграции », - сказал он Тамашу.Однак жизнь распорядилась иначе . Однажды весенним солнечным утром Франчиска разбудили странные звуки. Он вышел во двор и увидел волнующую картину: аисты вернулись в свое гнездо на крыше, и Узонка размахивала крыльями, пытаясь присоединиться к ним. Она взлетала на метр-два от земли, но потом вдруг падала. Долететь до гнезда она не могла. Франчиск хотел подсадить его, но передумал, ведь она могла упасть с высоты и разбиться. И он стал подбадривать птицу: - Ну, Узонка, взлетай! Я знаю, ты можешь! В это время аисты снялись с гнезда и начали низко кружить над двором, выдавая пронзительные крики. Узонка отвечала им таким же криком и шумно махала крыльями. Как просила их научить его летать. Однако птицы даже не приблизились к ней и, покружив еще пару минут, исчезли вдали. В Франчиска в глазах стояли слезы: его Узонку снова бросили. Через несколько дней Узонка научилась взлетать, но долго продержаться в воздухе ей не удавалось. Сыграть роль «птицы с передатчиком» она не могла.15 марта 2006 какой-то злой человек напал на Узонку у ворот дома и сломал ей клюв. Когда Франчиск нашел ее, она истекала кровью и была едва жива. Франчиск позвонил в общество орнитологов Rara-Avis, умоляя спасти Узонку.Почувшы о несчастье, президент общества Ласло Келемен сразу же доставил раненого птицу к ветеринару-хирурга Атилла Кондору. Травма оказалась очень серьезной, большая часть клюва была отломана. Узонка потеряла много крови, и никто не верил, что она выживет. Продезинфикувавшы то, что осталось от клюва, ветеринар очистил ротовую полость птицы марлевым тампоном. Затем иглой проверил места, где сохранились здоровые ткани, и скальпелем начал снимать омертвевшую частина.На это старый уже не мог смотреть, и Келеман вывел его в коридор. После операции к ним подошел Аттила Кондор.- Не знаю, выберется ли она или нет, но я пропишу антибиотики и витамины, которые ей нужно давать в течение нескольких дней, - сказал он старому.Хирург показал Франчиску, как перевязывать рану, как давать лекарства и кормить птицу, ведь без клюва она не могла питаться самостоятельно. Франчиск стал заботиться о ней с любовью и терпением, кормил мясным фаршем, колбасой и хлебом, размоченным в воде, чтобы птица не повредила остаток клюва. Узнав о случившемся несчастье, возмущенные жители села назначили награду тому, кто найдет зловмисника.Келеман время от времени наведывался к старому, чтобы узнать, как чувствует себя Узонка. Она была очень слаба, и Франчиск переживал за нее. Он понимал, что без клюва птица долго не протянет, и подумал, не попросить врача усыпить пернатую, чтобы вместе избавить ее от страданий. Однако через несколько месяцев Аттила Кондор и дантист Янош Куштура нашли выход из положения. Они решили прооперировать Узонку и сделать ей искусственный клюв. После долгих раздумий и поисков врачи разработали план ликування.Узонку привезли в клинику, чтобы снять слепок клюва. Ей вкололи наркоз, после чего ветеринар очистил остаток клюва, а дантист сделал слепок. Через несколько недель началась следующая стадия - примерка протеза. Однако его длина не подходила. Врачи понимали, что нарушение клюв доставит птицы множество незручностей.Дантист-техник Андреа Куштура, дочь Яноша Куштуры, решила помочь отцу. Она и ее коллега Ласло Рети, изучая аисты в музее, заметили, что на внутренней поверхности его клюва есть несколько крошечных зубов. При изготовлении протеза они использовали быстро твердеющей пластмассу дюракрил, укрепленную трехмиллиметровой каркасом из кобальта и хрома, который в свою очередь был укреплен еще одним слоем полимерного материалу.- Мне было проще закончить медицинский институт, чем сконструировать этот искусственный клюв, - признался Янош своей дочери, когда протез был готовий.- Папа, сначала ты говорил, что это невозможно. А теперь смотри - мы сделали невозможное возможным, - ответила Андреа.Але самое было впереди. Им предстояло прикрепить клюв - протез.- Как ты думаешь, с ней все будет в порядке? - То и дело спрашивал Франчиск в Келемена, который теперь управлял командою.Келемен на этот вопрос ответить не мог, но пытался сохранять спокойствие. Каждый из них сделал все, что было в его силах. Оставалось только надеяться на краще.В один из жарких июльских дней 2006 г. в ветеринарной клинике собрались семь мужчина.- всего я боюсь анестезии. Мы будем использовать кетамин. Не исключено, что птица начнет задыхаться, - предупредил других Аттила Кондор.Франчиск держал Узонку на руках и гладил ее. Когда птице сделали анестезию и она заснула, Кондор взял ее из рук старика, положил на операционный стол. Работать нужно было быстро, потому что действие наркоза продлится всего 25-30 минут, после этого птица начнет метаться, и ее будет трудно удержать. Они собирались прикрепить клюв с помощью стоматологического клея и титановых шурупов, которые используются в ортопедии. Сначала они приклеили верхнюю часть клюва, отшелушить верхний слой, чтобы клей лучше тримався.- Она просыпается! Нужно сделать еще один укол! - Сказал Келемен, который внимательно следил за ходом операции.Потим врачи начали прикреплять нижнюю часть. Они снова измерили все, чтобы обе половинки подходили друг к другу. Почти через три с половиной часа новый клюв покрыли защитным стоматологическим лаком, чтобы заделать трещины в твердой ткани и не допустить зараження.Нарешти операция, которая длилась почти 4:00, подошла к концу. Узонка стала просыпаться, но было видно, что у нее кружится голова. Келемен согласился ухаживать за ней в послеоперационный период. Он уже поговорил с Франчиском, и тот погодився.Узонку отвезли в село Реч, там у озера разбили палаточный лагерь орнитологи. Келемен наблюдал за пернатой три недели, пока она не начала пользоваться своим новым искусственным клювом так, будто родилась с ним. Врачи ликовали, а старый Франчиск был счастлив как николи.Янош Куштура и Аттила Кондор очень гордились проделанной работой. Это была первая в мире успешная операция по имплантации клюва. В 1995 году японский врач попытался спасти таким же образом черношейного аисты, но тогда все закончилось неудачей. Зато Узонке помочь удалось: с новым клювом она могла нормально есть и дышать (даже назальная часть была отрезана), пить воду, щелкать им и чистить пирьячко.Узонке исполнилось три года, и любой орнитолог сказал, что птица, которая ни раз в жизни не мигрировала и знает уютное место для зимовки, уже не полетит в жаркие страны. Однако в конце августа 2007 68-летний Франчиск заболел, и его положили в больницу с сильными болями в шлунку.Доли человека и птицы снова сложно переплелись. Однажды утром Узонка расправила крылья, покружил над домом и растворилась в небе. Через несколько дней старый помер.- Узонка словно предчувствовала беду и поэтому полетела, - сказала вдова Франчиска Келемена на похоронах мужа. Там все говорили только об одном: о трогательной дружбе между Франчиском и его аистом, Узонкой.Повернеться Узонка в родное село, не знает никто. Известно, что многие аисты погибают во время миграции, а молодые, которым за три-четыре года, а также те, что летят впервые, редко возвращаются на прежнее гнездо. Однако история Узонкы и старого Франчиска будет еще долго жить в сердцах людей как пример доброты и вирности.Людина, который сломал аисту клюв, так и не был найден, несмотря на то, что мэр Озуну, Иштван радула, обещает в качестве награды за его поимку уже не 500, а 2500 лей. Врачи, которые спасли Узонку, отмечены почетными дипломами.

специально для женского сайта Woman-b.com

Необычная дружба человека и полярного медведя Видео.

Поделитесь с друзьями
Предыдущая статья
Следующая статья

Оставьте свой комментарий